Сбыча мечт. Экспедиция на вулкан Ичинская Сопка.

размещено в: Без рубрики | 0

В конце августа этого года исполняется 60 лет с момента первого восхождения на вулкан Ичинская Сопка, он же просто Ичинский. Сколько человек поднялось на вершину за эти 60 лет я наверняка не знаю, но можно смело предположить что несколько десятков, не больше. Но я точно знаю, сколько человек съехало на лыжах с вершины Ичинского. Один. В уже далеком 1992 году, камчатский горный гид Федор Фарберов совершил первый спуск с восточной вершины (на фотографии справа). И ни до него, ни после, никто больше не только не спускался с этого вулкана, но даже и не предпринимал попыток. Почему? Кто же их знает, наверняка у всех «несъехавших» были какие-то причины.

journal_ichinsky-2016_01

Отвлечёмся от истории и заглянем в энциклопедии.

Вулкан Ичинаская Сопка, высота 3621 метр, третье место среди действующих вулканов Камчатки и шестое в абсолютном зачете.  Вулкан является самым крупным вулканическим сооружением и единственным действующим вулканом зоны Срединного хребта, а так же одним из самых крупных вулканов Камчатки по объему (около 450 кубических километров). Вершина вулкана покрыта ледниками, со всех экспозиций. Место ветреное, холодное, малоснежное и подвержено влиянию сурового Охотского моря.

До ближайшего жилья, поселка Эссо – 70 километров по прямой. А в 50 километрах от вулкана находится рудник  Шануч, второе по значимости месторождение никеля в России. И благодаря дороге к руднику, к вулкану можно довольно близко подъехать. Всего каких-то два дня пути от дороги и вы у подножия вулкана.

В прошлом рассказе я обмолвился о том, что после скитура вокруг Ганальских Востряков, мы (автор и французский сноубордист Лоран Казо) собирались в Срединный хребет. И теперь уже очевидно, что собирались мы к Ичинскому вулкану, с банальной идеей «размочить» счет скатившихся с вулкана.

Когда лучшее время катать большие камчатские вулканы, особенно с ледниками? Май или июнь, время, когда солнце уже достаточно сильно чтобы хоть немного размягчить фирн в верхней части горы. И когда снег достаточно хорошо «прилипает» к леднику, и дает возможность съехать на лыжах-сноубордах, а не спуститься в кошках.А когда лучшее время для подходов к камчатским вулканам, с учетом того что во многих местах надо стартовать чуть выше уровня моря? Правильно, апрель. И как же теперь быть, спросите вы. Варианта два – легко подходить в апреле и катать фирн с плотностью льда, или страдать на подходах в мае и катать более комфортный снег (хотя это еще конечно как повезет). Мы решили  немножко перехитрить природу, и провести экспедицию в начале мая, чтобы и с подходом успеть и по «мягкому» катнуть. О том и рассказ, как мы природу «перехитрили».

6 мая, тихим ранним утром мы стартовали из Петропавловска. Камчатские виды сменялись один за другим, за окном мелькали горы и вулканы, и вот мы уже в селе Мильково, обедаем в реликтовой столовой, сохранившейся со времен «застоя». Из Мильково мы сворачиваем на ведомственную дорогу ведущую к руднику Шануч, и начинаем движение вглубь Срединного хребта. Долго ли, коротко, но к 4 часам пополудни мы достигли конечной точки. В этом месте, дорога подходит к Ичинскому наиболее близко, и резко поворачивает на юг, к Шанучу. Собрались, загрузили наши саночки и двинули в путь. План был пройти 3-4 километра и встать на ночевку.

Здесь надо сделать небольшое отступление и рассказать об особенностях формирования снежного покрова в Срединном хребте. Снега выпадает мало, зато всю зиму трещат морозы, зачастую за 40 градусов. И выпавший снежок, медленно но верно начинает «перемерзать», трансформируясь в кристаллы глубинной изморози, похожие на крупные кристаллы сахара. Только в данном случае «глубинная» не говорит о том что изморозь где-то в глубине, нет. Она говорит что изморозь у вас будет по ВСЕЙ глубине снега.

Не сказать что апрель и начало мая в этих краях были теплыми, но к начала мероприятия, эта изморозь уже успела прогреться, напитаться влагой и тихо ждала своих жертв. Шаг, и проваливаешься по колено. Второй – и стоишь в канаве. Выдергиваешь из этого снега, больше похожего на качественный бетон, лыжу, закидываешь на бруствер впереди, «выход» на одной ноге и снова проваливаешься. Рюкзак делает это процесс особенно увлекательным. А санки проваливаются в колею, зачерпывают «раствор», прилипают к стенкам колеи и становятся абсолютно не транспортабельными. Да, мы были в отличной форме, и в первый день «экспедиции мечты» бодры и свежи как никогда. Но есть задор, а есть неумолимые законы перемещения тел в пространстве. Пройдя за час около 900 метров, мы обсудили сложившуюся ситуацию и единогласно проголосовали за установку лагеря прямо здесь и сейчас. А утро вечера мудренее.

Небольшой спойлер из следующего абзаца. Начало следующего дня, вулкан приоткрыл личико. Справа виднеется та самая восточная вершина.

journal_ichinsky-2016_02

Проснулись с рассветом, насладились овсяной кашей, и под аккомпанемент местных птиц и бодро двинулись куда-то в сторону вулкана. Конечно, снежок за ночь подморозило, и хотя иногда мы все же «валились», но в целом шлось легко. Понимая, что вечно так продолжаться не будет, а нам еще предстоит сброс высоты с дальнейшим набором, мы торопились успеть до того времени, когда солнце снова растопит тонкую фирновую корочку и предложит нам прогуляться в отличном бетонном растворе. Усугубляла ситуацию и экспозиция склонов по которым нам надо было пройти в первой половине дня, она, конечно, была южной.

Быстро спустились к озеру Арбунат, около часа попетляли в лавовых потоках и вышли к началу подъема на плато, ведущее к озеру Кетачан, где мы и планировали заночевать. Успели вылезти на плато по еще относительно прочному снегу, а наверху уже было достаточно холодно и снег не отпускало в принципе.  Этому способствовал и холодный ветер, дувший, конечно, прямо в лицо, как и полагается по законам жанра.

Плато в нескольких местах перерезается небольшими но крутыми каньонами, которые не проходятся с санками, и приходилось спускаться по каньонам вниз и искать более пологие склоны. Вишенкой на тортик того дня стал боковой уклон плато, не создающий проблемы для скитура, но достаточно крутой чтобы волокуши сползали с лыжни и ехали «бочком-бочком».

Но есть волшебное слово Надо!, и к 5 вечера мы вышли на равнину у озера Кетачан. Фото ниже прявляется хорошим учебным пособием по определению расстояний до объектов в плохую видимость. Как вы думаете, какое расстояние от фигуры на картинке, до левой стороны фото, где-нибудь у скал?

journal_ichinsky-2016_03

Правильный ответ — чуть больше километра. Угадали? Ну и молодцы, можно читать дальше.

Бодро пробежав еще часик, дошли до старой полуразрушенной «халабуды», где мы и собирались встать на ночь. Полу-домик, полу-навес был заметен снегом и достаточно сильно забит изнутри. Быстренько расчистив вход и «помещение», поставили внутри палатки, поужинали и завалились спать под легкое завывание ветра.

Утро встретило нас легким морозом, ярким солнцем и штилем. Прямо по курсу — гора Два Брата, на которой мы собирались покататься на обратном пути.

journal_ichinsky-2016_04

Быстро собравшись, выдвинулись в путь. Погода «звенела», вулкан показался нам во всей красе.

journal_ichinsky-2016_05

Миновав два плато с небольшим набором высоты, вышли к ключевой точке дня – перевалу через отрог вулкана, идущий к шлаковому конусу вулкана Северный Черпук (на фотографии выше, Черпук это малоснежный шлаковый конус перед Ичинским).

Когда подошли ближе к отрогу, стало понятно что волокуши на скитуре не поднять, слишком круто . Оставили лыжи-сплитборды внизу и вдвоем затащили их метров на 100 по перепаду, потом вернулись за лыжами и залезли сами.

journal_ichinsky-2016_06

Встретили представителя местной фауны.

journal_ichinsky-2016_07

Немного поплутали среди уже вытаявших полян на вершине отрога и съехали к ущелью, уходившему к восточной части вулкана. На входе в это ущелье, на высоте 1300 метров мы и разбили лагерь, ставший нашим постоянным местом жительства на следующие несколько дней. Немного напрягали следы медведицы и двух (трех?) медвежат истоптавших все ущелье, но следы были недельной давности, а за неделю медведь может утопать на сотню километров. Решили, что так они и сделали, тем более других подходящих мест для стоянки и не было.

Поскольку мы уже в лагере и можно расслабиться, позволю сделать себе лирическое отступление. Будь я не графоманом-любителем, а пусть и плохоньким но писателем, я бы целую главу посвятил спускам по крутым и жестким склонам с груженными санками. Но тут и так текста уже более чем достаточно, поэтому скажу лишь одно — это было интересно.

Предварительно мы планировали восхождение на следующий день, но всю ночь дул штормовой порывистый ветер не дававший заснуть, и утихший только к утру. Поэтому решили отоспаться, и уже после обеда прогулялись метров на 600 вверх, посмотрели подходы. Снега на склонах было немного даже для этих мест, сказывалась малоснежная и ветреная зима. Тем не менее, его было более чем достаточно чтобы хорошо скатиться к лагерю, что мы и сделали.

journal_ichinsky-2016_08

Утро 10 мая. Вышли в 3 ночи и встретили рассвет где-то на 2100 метрах. Несмотря на сильный ветер, бодро дошли до 3000, где провели около часа, спрятавшись за скалы  в ожидании когда утихнут порывы. Продолжили восхождение, поднялись еще на 200 метров и… повернули обратно. Несмотря на хорошее здоровье и отличную спортивную форму, моего гостя вдруг «прихватило» — общая слабость, упадок сил. Отдых, горячее питье и питание не помогли. Но с кем не бывает, это же горы. Аккуратно спустились обратно в лагерь, объезжая метровые заструги и скребя кантами по фирну, которые еще не начало отпускать.

Виды дня. Срединный хребет, на юг от Ичинского.

journal_ichinsky-2016_10

Тот же Срединный, на юго-восток.

journal_ichinsky-2016_11

А на северо-восток открывались вот такие дымчатые виды. Ключевская группа вулканов, еще один интересный район для сурового камчатского скитура. Слева-направо: Крестовский, Ушковский, дымящая Ключевская и Камень.

journal_ichinsky-2016_12

В лагере Лорану полегчало, мы обсудили дальнейшие действия и решили остаться еще на два дня, отдохнуть как следует и сделать еще одну попытку восхождения. Изначально, при условии быстрого восхождении в первые дни, мы хотели вернуться к озеру Кетачан и покататься на склонах горы Два Брата. Но поскольку Ичинский был все же главной целью, решили его дожать. Тем более прогноз погоды не предвещал ничего плохого.

День отдыха пролетел как один миг, и вот, снова 3 ночи, фонарик на голове выхватывает из темноты мерно передвигающиеся носки лыж, а за спиной, небо из черного становится темно-фиолетовым, потом светлеет, и вот уже вершины Срединного окрашиваются ярко-розовыми красками. Но нам некогда любоваться красотой, только и успеваешь вытащить на ходу фотоаппарат и остановившись на несколько секунд сделать пару снимков.

journal_ichinsky-2016_09

В это раз мы выбрали немного другой маршрут, и в средней части ледника подошли к бергшрунду, разделяющему крутую предвершинную часть от изрезанного трещинами склона ниже. Страхуя друг друга, перелезли бергшрунд и вышли на ключевой участок маршрута. 300 метров по перепаду, 45-47 градусов, жесткий фирн вперемешку со льдом во всех формах – ледниковый, линзы на поверхности, поверхностные смерзшиеся куски и прочие радости ски-альпиниста. Дальше были 2 часа вкручивания-выкручивания и/или забивания-вытаскивания страховочных станций, усугубленные легкой формой высотной болезни. Через 7-8 веревок мы вылезли на выполаживание, по полочке подошли к предвершинному гребню, и еще через пол-часа стояли на ледяном куполе.

journal_ichinsky-2016_13

Склоны со всех сторон уходили вниз, из чего мы сделали логичный вывод что вершина она именно здесь, ха-ха. Плотная дымка вокруг не давала увидеть даже подножие вулкана, не говоря о волшебных видах на 360 градусов, и это, пожалуй, было единственным разочарованием. Но сетовать на природу крайне непродуктивно, и мы решили лучше обсудить наше положение дел. Лоран справедливо заметил, что сноуборд – не коньки, и по льду едет плохо, и он предпочтет спускаться вниз тем же способом что и поднимался. И я, собственно был бы полностью с ним согласен, если бы во время подъема не бросал взгляды в сторону скал по правую руку. Рядом с ними, виднелась полоска снега, по цвету и структуре поверхности немного отличавшаяся от основного склона. И исходя из экспозиции, близости источника тепла (скалы), и еще некоторых факторов, я предположил что если и есть у нас шанс на спуск на лыжах, то только там. К этой полоске надо было правда еще доехать метров 100 по перепаду, по леденистому, но не очень крутому слону. Лоран отнесся к моей идее с ожидаемым недоверием, но тем не менее согласился попробовать.

На фотографии наш склон выглядит не так уж и страшно, по крайней мере до перегиба. Но увы и ах, фотография не отражает его сути. Представьте себе плохо залитый каток, весь в колдобинах и ямах. Поездите по нему гусеничным трактором. Потом подсыпьте пару ведер снежка помягче, для успокоения души. И чтобы совсем наверняка, несколько раз повторите цикл таяния-замерзания. Примерно вот так у нас и было, только наклонено на соответствующий градус.

journal_ichinsky-2016_14

Подготовившись к тому, чтобы при необходимости быстро перейти от спуска на лыжах к спуску с веревкой, я покрепче сжал палочку с клювом и сделал несколько аккуратных поворотов. Канты держали не сказать чтобы хорошо, но с некоторым запасом прочности. Где-то боковым соскальзыванием, где-то аккуратно прыгая-поворачивая, мы доехали до скального гребня. За перегибом, склон резко уходил вниз, и если бы нас ожидали такие же снежные кондиции, продолжать спуск на лыжах было бы неоправданным риском, с учетом протяженности склона , а так же скальных сбросов прямо под ним. Я сделал пару поворотов, приготовившись при необходимости уехать в сторону скал и там цепляться за их подножие, но… логическая цепочка оказалась верной, и мы выехали на неширокую полоску снега, слега отпущенного вечерним уже солнцем. Ширины в 5-6 метров вполне хватало для комфортных поворотов, и мы сменили технику «выживания» на технику быстрого катания по крутым склонам.

Хороших фотографий с этого участка увы не получилось, есть одна уже с нижней части склона. Наш скальный гребень в правой части фото.

journal_ichinsky-2016_15

В нижней части склона снова стало жестко, но уже безо льда, и мы спокойно сделали траверс  в сторону бергшрунда, проехали через него стилем SFD и ушли налево, подальше от трещин.

journal_ichinsky-2016_16

Помните Тарелочника, героя Шэйна МакКонки из лыжных фильмов? Когда я увидел эту фотографию, сразу вспомнился этот образ. Не хватает только бутылки Джека Дэниелса. Ну и тарелки, конечно.

journal_ichinsky-2016_17

Немного лавирования между застругами, которые так и не «отпустило» за день и мы выехали на склон с хорошим весенним снегом. Не сказать что у нас оставались силы на «мощный фрирайд», мы просто съехали до лагеря, рисуя длинные плавные дуги. А дальше, побыстрее поужинать и постараться выспаться, ведь завтра нам предстоит путь обратно.

journal_ichinsky-2016_18

Подход к Ичинскому занял у нас два полных дня. А вот на обратную дорогу оставалось всего полтора, поскольку весь запас мы уже израсходовали на неудачные и удачные попытки восхождения. С одной стороны, обратно нам надо было идти почти без набора высоты (метров 400-500 в общей сложности), и с легкими санками. С другой, прошедшая неделя была теплой, кондиции снега явно не стали лучше, и мы хорошо понимали, что как только спустимся ниже 1000 метров, снова начнется проваливание по колено и прочие радости. Так что хочешь-не хочешь, а у дороги надо быть не позже 12 дня, иначе придется добираться вплавь.

journal_ichinsky-2016_19

Налегке и на энтузиазме, уже к обеду притопали на озеро Кетачан. Рассчитывали, что даже после обеда, снег на плато не будет отпускать, и пожевав бутербродов продолжили путь. Однако, прогнозы и чаяния не оправдались. Плато стремительно теплело, причем местами. Идешь-идешь, все хорошо и вдруг внезапно снег под тобой рушиться и ты по колено проваливаешься в уже знакомый снежный раствор. Выбираешься, берешь разбег и … опять. Причем, места эти никак не читались, предугадать хрупкую корку было невозможно. Скорость резко упала, за ней и настроение.

Таким вот образом, дошли до середины плато и решили что лучше пораньше встать лагерем, отдохнуть хорошо и на следующий день выйти с рассветом, чтобы успеть пройти «по холодку» как можно дольше. Иллюзий касательно заключительной части пути мы уже не питали, и в мыслях были готовы к худшему.

Бывало и так. Но недалеко и недолго. Благо что санки полиэтиленовые и отлично скользят по траве.

journal_ichinsky-2016_20

Еще один (два) представителя фауны. За всю экспедицию видели еще пару куропаток, вот и вся живность.

journal_ichinsky-2016_21

Утро последнего дня в окрестностях Ичинского. Оно было прекрасным, впрочем как и очередная порция каши и оладьев.

journal_ichinsky-2016_22

Бодро прошли остаток плато, и спустились к озеру Арбунат. Спуск был эпичен. Большая часть снежного покрова  растаяла, повылезали злые кусты ольхача, и мы, где пешком, где на лыжах продирались сами и продирали наши саночки. Увы, нам было не до фото, а так бы эти картинки стали бы подлинным украшением рассказа. На двух языках сообщив небесам всё, что мы думаем об этой ситуации в целом и в частностях, мы таки доехали до озера. Еще через час выбрались на холм, с которого открывалась прямая видимость на дорогу. Но око видит, а зуб неймет. Было уже около 10 утра, и снег валился безбожно, по всем направлениям и на всю глубину. Нам немного подфартило, мы вышли на старую шахму (накатанная снегоходная дорога), и по ней шлось несколько лучше. Но через пару километров она растворилась в снежном поле и мы снова пошли «вплавь». Первый шел и прорубал колею, второй протаскивал через нее санки. Менялись каждый 30 минут, против обычных 60-90. И вот уже до дороги рукой подать, наша машина поблескивает хромом, а мы все плывем и плывем. Урал, Урал-река, глубока и широка.

Навел я конечно драматизма, нагнал суровых туч. На самом деле все было не так уж и плохо, в смысле что могло бы быть хуже. Ну порубились немного, попродирались сквозь кусты, пробили в снегу траншею в несколько километров, но к 13 часам все-таки вышли на дорогу, погрузили в авто пожитки и поехали домой.

Озеро Арбунат и уже набивший оскомину вулкан.

journal_ichinsky-2016_23

Когда, через 7-8 часов в дороге мы въехали в город, нас не встречали восторженные толпы, никто не бросал в воздух цветы и не разворачивал транспаранты «Приветствуем участников второй исторической скитур-экспедиции на Ичинский вулкан!». Да нам и не особо хотелось, мы же для себя, для души. Хотя погодите, для меня же это была работа. Но тут я могу смело сказать – моя работа лучше ваших выходных.

Выражаю особую признательность и благодарность:
Лорану Казо, который выдержал все тяготы и невзгоды, и стал первым сноубордистом, спустившимся с Ичинского вулкана.
Федору Фарберову, за бесценные консультации при подготовке экспедиции.

Григорий Минцев. Май 2016, Срединный хребет, Камчатка.

Впервые опубликовано в блоге Climb to Ski